Арс-Пресс

АЛИПОВА Светлана Анатольевна

БАГРОВ Роман Александрович

БАЛАКИРЕВА Наталья Юрьевна

БАЛДИЦЫН Василий Вячеславович

БАТЫРШИН Дамир Рафаилович

БЕЛОУСОВ Вячеслав Васильевич

БАШКИРОВА Мария Анатольевна

БОГОМОЛОВ Станислав Евгеньевич

БОНДАРЕНКО Наталья Кимовна

БУРАКОВА Наталья Михайловна

ВАСИЛЬЕВА Наталья Васильевна

ВАСИЛЬЕВ Владимир Львович

ВОХМИНА Лариса Николаевна

ГЕРАСИМОВ Алексей Ильич

ГИМЕЛЬШТЕЙН Александр Владимирович

ГОЛЬДБЕРГ Рафаэль Соломонович

ДУБИНСКАЯ Софья Борисовна

ДЮДИНА Татьяна Ивановна

ЕВДОКИМОВА Татьяна Васильевна

ЕФРЕМОВ Дмитрий Александрович

ЕФРЕМОВ Игорь Олегович

ЗАЙЦЕВА Галина Александровна

ЗАКИРОВ Марс Фаритович

ЗВЕРЕВА Стелла Борисовна

ЗЕЛИНЬСКА Наталья Алексеевна

ЗНАМЕНСКАЯ Наталия Анатольевна

ИВАНОВА Людмила Сергеевна

ИГНАТОВ Петр Иванович

ИГНАТОВА Наталья Николаевна

ИЛЬЮШЕНКОВА Наталья Евгеньевна

ИШМУХАМЕТОВА Галина Газимовна

КАЗАКОВА Ольга Николаевна

КАМИНСКАЯ Елизавета Юрьевна

КАПИТАНСКАЯ Галина Валерьевна

КАСАЕВ Алан Черменович

КАЧИН Валерий Александрович

КАШТАНОВ Олег Александрович

КОВАЛЕВА Лидия Юрьевна

КОЛЫВАНОВА Наталия Витальевна

КОРЧИГАНОВ Олег Владимирович

КОЩЕЕВ Лев Леонидович

КУЗОВА Ирина Юрьевна

КУЗЬМИНСКАЯ Надежда Александровна

ЛАЗАРЕВ Алексей Генрихович

ЛАМЕЙКИН Виктор Александрович

ЛАТЫШЕВ Александр Николаевич

ЛЕЗВИНА Валентина Александровна

ЛОБЫЗОВА Ольга Григорьевна

ЛОМТЕВ Александр Алексеевич

ЛОШКИН Сергей Леонардович

МАЙОРОВА Марина Владимировна

МАКАРОВ Ярослав Юрьевич

МАМХЯГОВА Людмила Ивановна

МАНЮК Анна Анатольевна

МЕРЛЯН Павел Степанович

МЕЛЬНИКОВА Людмила Николаевна

МИКРЮКОВА Татьяна Ивановна

МИХАЛЬЧЕНКОВА Наталья Ивановна

НЕЧАЕВ Алексей Николаевич

ОДИНАЕВА Гулчехра Хабибулаевна

ПАВЛОВА Елена Владимировна

ПАВЛОВСКИЙ Владимир Евгеньевич

ПИРОГОВА Людмила Ивановна

ПЛАХИН Игорь Юрьевич

ПОЛЯНИН Дмитрий Павлович

ПОТЯЕВ Александр Викторович

РАСТОРГУЕВ Юрий Александрович

РЕШЕТЕНЬ Виктор Владимирович

РОМАШИН Роман Викторович

РУДЕНКО Виктор Григорьевич

СЕВОСТЬЯНОВА Белла Анатольевна

СЕППЕРОВ Миназим Мевлетович

СКОРБЕНКО Александр Николаевич

СМИРНОВ Василий Васильевич

СТАРИКОВА Оксана Анатольевна

СТАРИЦЫН Алексей Анатольевич

СТОЛПОВСКАЯ Наталья Сергеевна

СУЛТАНОВА Зульфия Набиевна

СЫСОЕВ Александр Алексеевич

ТЕРЕБУНОВА Александра Ивановна

ТОДОРЕНКО Ирина Владимировна

ТЮРИН Олег Игоревич

ФЕДОСЕЕВА Галина Филипповна

ЧЕКАЛОВА Любовь Леонидовна

ЧУДИНА Ольга Николаевна

ХАРИТОНОВА (БАРАНОВА) Татьяна Михайловна

ХАЮТ Леонид Александрович

ХРИСТОФОРОВА Мария Николаевна

ШЕВЦОВ Олег Леонидович

ШЕВЧЕНКО Надежда Игоревна

ШИРЯЕВ Сергей Валериевич

ШРЕЙТЕР Наталья Владимировна

ЮДИНА Елена Геннадиевна

ЮЖАНСКАЯ Вера Николаевна

ЯКИМОВ Сергей Сергеевич

ЯКУПОВА Венера Абдулловна

20.10.2018, 12:30

ПРЕСС-ТУР «ОТКРЫТИЕ ИЗРАИЛЯ»
В полшаге от войны

09.08.2016, 22:19
 Александр Ломтев, генеральный директор ИД «Саров», Нижегородская область, г. Саров, член АРС-ПРЕСС

Странное это место – Израиль. С одной стороны, весь регион – одна сплошная «горячая точка». С другой – одно из самых безопасных мест для туризма. Страна, где сосредоточены истоки трёх основных религий мира; и именно здесь особенно ярко проявляющаяся религиозная рознь. Жизнь в окружении, жизнь под прицелом. Это, конечно, не уникальный случай. Есть Куба, есть Приднестровье, есть сербские анклавы в Косовском крае, но всё же…
Война и мир тут рядом, в постоянном соприкосновении. Можно ли привыкнуть к постоянной угрозе, не замечать её? Но кто знает, может быть, на ближайшие десятилетия это судьба всего мира?


Как ни печально, но таков уж он – человек. Создавая что-то облегчающее работу, упрощающее жизнь, тут же приспосабливает мирное изобретение для военных нужд. Когда-то во второй половине девятнадцатого века сразу несколько изобретателей придумали колючую проволоку в качестве недорогой, но эффективной ограды для скота. Изобретение было моментально подхвачено фермерами по всему миру. А теперь, в начале двадцать первого века, я стою у забора из колючей проволоки, который не имеет никакого отношения к мирному скотоводству, но самое прямое – к войне. Эти железные «заросли» разделяют две страны, два народа. Здесь, по эту сторону «колючки», – Израиль, по ту – Ливан.
Да, странное это место – Израиль. Война и мир тут рядом, в постоянном соприкосновении. Можно ли привыкнуть к постоянной угрозе, не замечать её? И кто знает, может быть, на ближайшие десятилетия это судьба всего мира? Ну, действительно, казалось бы, где исламский фундаментализм – и где Париж, Брюссель, Ницца, Мюнхен, Ансбах, а вот поди ж ты…
Советник по связям с прессой посольства Израиля в России Алекс Кагальски знал, что делал, когда, составляя «дорожную карту» визита журналистов Альянса руководителей региональных СМИ России, включил в программу все «горячие точки» на израильских границах.

Израиль – Ливан

Проехав по пустыне вдоль Иордана, миновав Мёртвое море, попетляв по невысоким серпантинам, уехав от финиковых рощ и цветущих бугенвилий в более суровые, хотя и не менее жаркие северные районы страны, мы добрались до городка Цфат, расположенного неподалёку от границы с Ливаном.
По каменистой дороге, дышащей зноем, поднялись на гору Адир и стояли под палящим солнцем, разглядывая петляющую по склонам холмов светлую полоску границы; только лёгкий ветерок как-то спасал от жары. Ровно десять лет назад в июле – августе 2006 года именно здесь шли бои Второй ливанской войны. Но и сегодня, десять лет спустя, это не самое спокойное место на планете.
- Слева берег средиземного моря, - объяснял нам «диспозицию» представитель Армии обороны Израиля Ария Шаликар, - прямо – Ливан, вот там – Бейрут, вправо – Сирия. Вон тот горный хребет – Хармон, часть его принадлежит Сирии, часть – Израилю.
Отсюда, с горы, нам были хорошо видны ливанские деревни. Самое взрывоопасное место на границе, как считает Ария. Все деревни, что просматриваются отсюда, – «двойного назначения»: по данным израильской разведки, каждый третий дом там оборудован как дот. На складах в этом регионе Ливана хранятся ракеты, у ста тысяч из которых радиус поражения 40 километров, а несколько тысяч могут достичь Тель-Авива.


Тот, десятилетней давности конфликт, эхо которого не улеглось до сих пор, был спровоцирован в июле ракетно-миномётным обстрелом укреплённого пункта «Нурит», приграничного населённого пункта Шломи и нападением на пограничный патруль, во время которого боевиками «Хезболлы» было убито трое и захвачено двое израильских военных. Целый месяц боевики «Хезболлы» проводили массированный ракетный обстрел северных городов и посёлков Израиля.
Армии Израиля удалось продвинуться вглубь ливанской территории на 15-20 км, выйти к реке Литани и зачистить территорию от боевиков «Хезболлы». Кроме того, боевые действия на юге Ливана сопровождались непрерывными бомбардировками населённых пунктов и объектов инфраструктуры на всей территории Ливана. В конце концов, в середине августа в соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН было объявлено прекращение огня, а осенью Израиль вывел войска с территории Ливана. Контроль над югом Ливана тогда полностью перешёл к подразделениям правительственной ливанской армии и миротворцам ООН. Однако сегодня это место столь же взрывоопасно, как и десять лет назад.
Мы смотрели на мирные с виду шиитские деревеньки и понимали, что и тамошним жителям вряд ли спокойно живётся в этой ситуации.
- Мы не воюем с государством Ливан, - объяснял позицию Израиля Ария. – Наш противник террористическая организация «Хезболла». Мы готовы подписать с Ливаном мирный договор, но этого не желают лидеры «Хезболлы». Они сейчас практически оккупировали Ливан и диктуют свою волю, поскольку поддерживаемые Ираном вооружённые силы «Хезболлы» сильнее ливанской правительственной армии.
Такая вот ситуация. Россия, кстати, «Хезболлу» террористической организацией не считает…

Голанские высоты

Гора Бенталь. За спиной Израиль, впереди – долина и граница с Сирией. Едва Ария, обводя рукой близкие холмы на сирийской территории, сказал, что звуки боёв часто слышны здесь, на границе, как там, за холмами раздалась артиллерийская канонада. И продолжалась всё время, пока мы стояли на горе.
Ещё одна «горячая точка». Кольца колючей проволоки вдоль высотки, подбитые танки в долине, опорный пункт, с которого хорошо просматриваются Голаны.
Вот по этой долинке и шла в октябре 1973 года танковая атака с сирийской территории. Собственно, танки, ржавеющие на полпути от границы к высотке, на которой мы расположились, так и остались немыми свидетелями той краткой, но ожесточённой войны.
Если упрощённо, ситуация с Голанскими высотами чем-то похожа на ситуацию с советско-финской войной. Ленинград был не защищён территориями с запада; СССР пытался договориться с Финляндией о размене землями. Причём Финляндия должна была получить территорию в Карелии вдвое большую, чем отдавала. Но финны упёрлись – в результате пришлось забирать «буферную зону» с боями.

   


Вот и здесь Израилю пришлось выйти на высоты, которые в руках сирийских боевиков представляли реальную угрозу государству. Формально – аннексия, по существу – борьба за выживание.
К тому же, справедливости ради, нужно отметить, что сирийцы, получив в 1946 году независимость, покрыли Голаны сетью артиллерийских позиций и укреплений для обстрела еврейских поселений Верхней Галилеи и района озера Кинерет. В результате систематических обстрелов территории Израиля с этих позиций, с 1948 по 1967 годы погибло 140 израильтян, многие были ранены. В ходе войны «Судного дня», которая началась с внезапной атаки египетских и сирийских войск, Сирия попыталась вернуть контроль над высотами, но безрезультатно.
Сегодня Сирии, понятное дело, не до Израиля. Но где гарантия, что рано или поздно эта тлеющая «горячая точка» не полыхнёт вновь?

Доктор Лернер

Цфат – один из четырёх священных для евреев городов наряду с Иерусалимом, Тверией и Хевроном. Здесь мы посетили госпиталь «Зив», который был интересен не только тем, что ярко демонстрировал высокий уровень израильской медицины, но и тем, что именно сюда уже несколько лет привозят раненых с сирийской границы. Началось всё ещё зимой 2013 года, когда пограничный патруль обнаружил на сопредельной территории истекающих кровью людей. Как было поступить в той непростой ситуации? Кто эти люди? Может быть, боевики-террористы? А Израиль и Сирия до сих пор не подписали мирный договор. В общем, те раненые сирийцы стали первыми, которых привезли на лечение в госпиталь "Зив". Правительство Израиля тогда приняло решение об оказании гуманитарной помощи раненым сирийцам – мужчинам, женщинам, детям. Впрочем, не такое уж и неожиданное. Помнится, во время Второй чеченской войны довелось мне в Аргуне пить чай с раненным в живот чеченским боевиком, которого наши доктора буквально вытащили с того света и лечили, прежде чем отправить под конвоем на «большую землю». Вылеченных в «Зиве» отправляют назад, в Сирию.


Мы шли по коридорам клиники, а доктор Александр Лернер показывал нам:
- Знаете, что это такое? Это воздушные фильтры на случай химической атаки. А вот это окно всё в мелких трещинах – память от ракеты, которая взорвалась во дворе больницы.
Палаты, где лежат раненые сирийцы, охраняют солдаты. С разрешения военных нам разрешили к ним войти, но фотографировать запретили. В одной палате - двое молодых сирийцев, третий на операции. У всех ранения в ногу. В другой палате - молодая сирийка с осколочными ранениями спины. Она улыбалась нам и благодарила за конфеты, которые ей подарила редактор из Дубны Людмила Пирогова.

Потом доктор Лернер – ортопед, профессор – рассказывал нам о своих сирийских пациентах. На фотографии, которые он показывал нам, смотреть без содрогания, прямо скажем, было нельзя. Ранения всевозможных видов, тяжелейшие увечья; двенадцатилетний мальчик без обеих ног и тяжелым ранением руки, двадцатидевятилетняя мать пятерых детей с ранением ноги, другая сирийка, буквально изрешечённая осколками, восьмилетняя девочка… Эта сирийская девочка, которой отец строго-настрого велел в госпитале молчать, не разговаривать с врачами-евреями, поставленная на ноги доктором Александром, родившимся, кстати, в России, сделала для него картину из разноцветного пластилина и написала, что любит его. Этот подарок теперь у профессора в кабинете – самый ценный «экспонат».
Оценят ли когда-нибудь сирийцы всё сделанное здесь для них?..

Сектор Газа

С самого севера шоссе привело нас на юг, где смыкаются границы Израиля, Египта и сектора Газа. Нас привезли на единственный переход, который связывает палестинцев с остальным миром. Пустыня. С одной стороны погранзастава, над которой развевается флаг Египта, с другой – колючая проволока (никуда от неё!), а дальше – бетонная стена, разделяющая Израиль и сектор Газа. Над головой привязные аэростаты. Как нам потом расскажут, они напичканы различной аппаратурой, позволяющей следить за каждым метром приграничной территории и с той, и с другой стороны.
Начальник погранперехода Ами Шакед – в бейсболке, футболке, длинные седоватые волосы схвачены в «конский хвост». Оказывается, охраняют переход не военные, а самый обычный ЧОП. Впрочем, думаю, не обычный, раз доверили охрану в таком горячем месте. На территорию сектора Газа нас отправили в сопровождении охранника Виталика – бывшего симферопольца. Тут много таких – «наших»: из Питера, Винницы, Ростова…
Работа перехода построена по принципу «шлюза». На территорию, огороженную высоченной (метров пять) бетонной стеной, израильские водители загоняют груженые фуры и уходят. Им на смену приходят арабы из сектора Газа, товар перегружается на арабские фуры, и машины выезжают на палестинскую территорию. То же самое происходит и с грузами из сектора Газа. Когда в «отстойнике» евреи, в нём нет ни одного араба; и наоборот. Впрочем, израильских охранников это не касается.
Какого-то особого напряжения мы не уловили, еврейский охранник и арабский рабочий даже пожали друг другу руки «на камеру», но воронку от упавшей здесь ракеты, залетевшей из сектора Газа, и изрешечённый её осколками забор нам показали.

 

Казалось бы, Израилю выгоднее было наглухо отгородиться от палестинцев. Ведь, помогая сектору, они невольно, хоть и косвенно, но облегчают жизнь «Хамасу» – своему жесточайшему противнику. Но тут всё по принципу: куда ни кинь – всюду клин. И помогать нельзя, и не помогать невозможно. Приходится выбирать из двух зол меньшее.
Потом, в Тель-Авиве, руководитель внешних связей Армии обороны Израиля подполковник Иоаф Быстрицкий объяснит нам:
- Подход Израиля в этом вопросе прост: мы разделяем террористов и мирное население. Мы помогаем экономике сектора, в том числе, и для того чтобы убрать почву для рекрутизации мирных жителей в ряды боевиков. Сейчас в рядах «Хамас», как раньше в рядах Организации освобождения Палестины, процветают коррупция, раздоры, борьба за власть. Но если придёт к власти какая-то другая сила, то, скорее всего, она будет ещё более радикальной.

Кое-что о патриотизме

Их можно встретить везде – в музее, в кафе, в супермаркете, на спортивной площадке и даже на пляже. Молодых ребят – и юношей и девушек – с автоматом на плече или с пистолетной кобурой на поясе. Песок, морская волна, бьющая в берег, жаркое солнце и – девушка в бикини и с автоматом за спиной – не такая уж невероятная картина.


Здесь, в Израиле, не так много говорят о патриотизме. Это – как бы само собой разумеющееся. За всё время пребывания в этой стране, мы, пожалуй, не услышали этого слова ни разу. Зато видели реальный патриотизм на каждом шагу.
Сегодня уже стало забываться, что у нас в России слово «патриот» совсем недавно было едва ли не ругательным. Что армию, которая воевала с терроризмом на Кавказе, либеральные журналисты называли «федералами» с уничижительно-презрительным оттенком. Здесь в армию идут и девушки, и парни осознанно, но и государство к армии и к военным относится соответственно. С младшим сержантом Женей мы сфотографировались на память на Голанских высотах – в одной из самых неспокойных точек границы. Женя улыбалась и понимала, что она для нас «экзотика» Но для неё это не экзотика – это обычная жизнь и самое обычное проявление патриотизма. Не на словах, а на деле.
- Армия обороны Израиля - это единственная армия в мире, в которой женщины проходят обязательную военную службу, - рассказал Алекс Кагальски. – Сейчас, помимо пехотных подразделений, девушек можно встретить практически в любом другом подразделении и на любой должности: женщины управляют истребителями, танками, САУ и бронетранспортерами, командуют кораблями, служат в полевой разведке, возглавляют бригады спасателей и руководят инженерными проектами. Доказав свою способность адаптироваться к стрессовым ситуациям и преданность общему делу, многие девушки поступают на офицерские курсы и остаются на сверхсрочную службу.
Когда вы находитесь в окружении неприятеля, превосходящего вас по численности во много раз, вопрос о безопасности напрашивается сам собой. Если получить численное преимущество невозможно, нужно искать новые способы для борьбы за право на существование.
Как ни крути, а Россия в нынешней ситуации тоже в каком-то смысле борется за право на существование. Санкции, движение НАТО на восток, огульная критика со стороны Запада по любому поводу, Крым, Малороссия, даже в области спорта – проблемы…
И вопрос: насколько патриотична сама российская элита? Так называемая элита? Та «элита», которая сокрушалась ответным «продуктовым санкциям» России. В патриотичности «рядового состава» страны у меня причин сомневаться, кажется, нет.

Стена

Странные мысли и ассоциации возникают, когда стоишь рядом с этой по-своему сюрреалистической стеной. Вспоминаются даже недавние заявления украинских властей о намерениях построить такую же между Украиной и Россией в районе Донецка и Луганска. Неужели только вот так, огораживаясь, можно жить в современном мире?
Идея строительства разделительного барьера была впервые выдвинута премьер-министром Израиля Ицхаком Рабином ещё в 1992 году, после убийства террористом из Газы 15-летней жительницы Бат-Яма Хелены Рапп. Тогда Рабин отметил, что Израиль должен «отделить Газу от Тель-Авива». Но реально стена вдоль границы с Сектором Газа появилась только к сентябрю 2000 года. Израильские военные считают, подтверждая это статистикой, что разделительный барьер себя оправдывает.
Да, с военной точки зрения оправдывает, но выход ли это в принципе?
Здесь, на границе с сектором Газа, мы побывали в сельскохозяйственном кооперативе – мошаве - «Натив ха Асара».
- Мы 16 лет живем в ожидании новых нападений, - рассказала нам старейшина мошава Рони Кейдар, - у нас на каждой школьной остановке, в каждом доме специально сооружены убежища. Так мы живём. Можно было бы уйти, но если бы вам предложили покинуть, к примеру, Рим или Париж, вы бы ушли? Это наша земля, и нам некуда уходить. Отсюда есть два пути: отвечать насилием на насилие или вести диалог. Я сделаю все, чтобы мир воцарился здесь навсегда. Мне говорят, что я мечтатель, но те палестинцы, которые говорят, что сбросят нас в море, тоже мечтатели, и те израильтяне, которые думают, что мир можно установить с помощью бомб, – тоже своего рода мечтатели. Я желаю им наслаждаться такими «мечтами» и буду работать во имя мира на своей земле так, как считаю нужным.
Посёлок расположился буквально «под стеной», и художница из мошава использовала часть стены для создания настоящего монументального произведения – каменной мозаики. На каждом камешке этого «полотна» надпись «мир» на всех языках мира. Посыл очевиден…
Посыл очевиден, но отчего же мир продолжает разделяться, отчего продолжают расти стены между народами, странами, конфессиями? Видимо, нет пока ответа на эти вопросы ни у политиков, ни у аналитиков, ни у военных. Видимо, не скоро ещё ответ это будет получен. И если это так, то нам всем есть чему поучиться у Израиля.

 

***

За эту совсем не туристическую неделю в Израиле мы много чего увидели и услышали. Побывали в Кнессете, задавали острые вопросы в израильском МИДе спикеру израильского Кнессета Юлию Эдельштейну. Услышали немало интересного в «Институте исследования вопросов национальной безопасности Израиля» (кстати, работу Военно-космических сил России в Сирии здесь оценивают весьма положительно. Снимаю шляпу», - сказал один из экспертов, с которым нам довелось побеседовать на эту тему), побеседовали с представителем Армии обороны Израиля Адамом Авиданом.
В нынешнем году отмечается 25-летие восстановления дипломатических отношений между Израилем и Россией. Какие они сегодня – эти отношения? Об этом – в интервью с Советником по связям с прессой Посольства Израиля в России Алексом Кагальски в одном из следующих номеров «Саровской пустыни».




   

Последние новости

С началом нового учебного года жители Вологодской области вернулись к обсуждению вопросов льготного школьного питания. Наши читатели жалуются, что дети-льготники отказываются есть не то, что остальные, либо получают еду, по качеству уступающую тому питанию, за которое платят в полном объеме. Как в разных районах Вологодчины решается эта проблема, «КС» разбирался обстоятельно.


Есть ли возможность сберечь стремительно ветшающие исторические объекты областной столицы? Как увеличить финансирование на реставрацию и капремонт старинных зданий, имеющих культурную ценность? Эти и многие другие вопросы обсудили специалисты в области охраны памятников на всероссийском съезде, прошедшем на минувшей неделе в Вологде.


23 сентября Вологодская область отметила день рождения: 81 год назад она была образована в нынешних границах. О том, как меняется и будет меняться наш регион, о любимых местах, о вологодском патриотизме мы поговорили с губернатором Олегом Кувшинниковым.


К 90-летнему юбилею Верховажского района местные власти планируют снести на Соборной площади райцентра памятник Ленину и соорудить на его месте фонтан.


Ежегодно в нашей области образуется 495 тысяч тонн твердых коммунальных отходов, и значительную долю в них составляет различного рода пластик. Если раньше опасный для экологии пластик отправлялся на полигоны вместе с остальным мусором, то теперь ситуация кардинально меняется. В Череповце и Вологде уже установлено несколько сотен контейнеров для раздельного сбора отходов из пластмассы.


Архив новостей





АРС-ПРЕСС О воде земле и небе Текстовые миры Рунета