Арс-Пресс
19.10.2019, 11:06

Невинных казним - виновных милуем

Недавно в статье "Что останется нашим потомкам?", опубликованной в газете "Красноярский рабочий", я рассказал о непростой ситуации, которая сложилась в лесозаготовительной и перерабатывающей отраслях нашего района и "непотопляемом" директоре краевого государственного бюджетного учреждения "Идринское лесничество" В. М. Стручаеве, в настоящее время уже бывшем.

 
В течение двух лет общественники обращались в различные административные и правоохранительные инстанции, просили вмешаться и навести порядок в лесной отрасли района. Повод для этого был очень весомый - факты указывали на серьёзные нарушения и признаки преступлений коррупционного характера.
 
На эти же события я обращал внимание и в другом материале - "Лесной придаток Китая", также опубликованном в "Красноярском рабочем".
 
Несмотря на то, что в результате
проверки Идринского лесничества правоохранители собрали материалы и передали их в следственные органы для принятия решения о возбуждении уголовного дела по фактам превышения должностных полномочий, подлогов и получения взятки (статьи 286, 292 и 290 УК РФ), до настоящего времени, к большому сожалению, не дана объективная правовая оценка главному фигуранту - Владимиру Стручаеву.

 
Немного повторюсь. "Опытнейший" и "предприимчивый" В. М. Стручаев, являясь руководителем Идринского лесничества, активно содействовал отдельной категории "бескорыстных" бизнесменов, в том числе иностранным гражданам, в заготовке в больших объёмах леса и вывозе его за пределы района для последующей транспортировки в страны ближнего зарубежья и в Китай.
 
Один из основных элементов оказания поддержки заключался в выделении своим компаньонам хороших и доступных лесных участков под вырубку, в проведении освидетельствования будущих лесосек с составлением актов несоответствия данных государственного лесного реестра натурному обследованию.
 
Подготовленные акты должны были проходить в министерстве лесного хозяйства Красноярского края процедуру изучения, согласования и экспертного заключения, предоставляющего право на отвод и рубку или запрещающего такие действия, и, в обязательном порядке, утверждаться лично министром либо лицом, его замещающим.
Вместо этого Владимир Михайлович, в нарушении приказа министерства ресурсов и экологии Российской Федерации N 496 от 11 ноября 2013 года (редакция от 15 января 2019 года), такие акты в региональное министерство не отправлял.

 
Чувствуя полную безнаказанность, а, возможно, и пользуясь покровительством со стороны вышестоящих чиновников, он "штамповал" и самостоятельно визировал фиктивные документы за министра и на их основании предоставлял третьим лицам право заготавливать лес.

 
Неоднократно совершать подобные противозаконные действия В. М. Стручаев мог явно не из гуманных побуждений, а из корыстной либо иной личной заинтересованности. В итоге ущерб, причинённый государству, по нашим данным, исчисляется миллионами рублей.
 
Выходит, что лесные участки выделялись и выпиливались незаконно, а виновное лицо не понесло заслуженное наказание. И все надежды на справедливый итог и торжество закона рухнули, словно карточный дом.

 
Все материалы ещё в начале октября 2018 года были направлены в Краснотуранский межрайонный следственный отдел Главного следственного управления СК РФ по Красноярскому краю для принятия решения в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством РФ.
 
Но сотрудник, которому поручили проверку, неоднократно выносил решения об отказе в возбуждении уголовного дела, которые отменялись надзирающим прокурором, а материалы возвращались в СК для проведения дополнительной проверки.
 
Последнее аналогичное решение Следственный комитет принял в начале марта 2019 года, оно было утверждено заместителем прокурора Идринского района. В результате фигуранту удалось избежать уголовной ответственности.
 
Почему так получилось? Попытаюсь предположить, опираясь на известные мне факты и многолетний опыт работы в правоохранительных органах.
На мой взгляд, Следственный комитет не принял достаточных наступательных мер к объективному и всестороннему изучению материала, закреплению имеющихся доказательств и отысканию новых, указывающих на наличие состава преступления.
 
Думаю, что сотрудник и его непосредственный руководитель не были заинтересованы в возбуждении и расследовании сложного уголовного дела с большим объёмом работы.
Сразу хочу исключить вероятность сговора Следственного комитета с лицом, в отношении которого проводилась проверка, такого попросту не может быть, как я считаю. В данной ситуации, возможно, имеет место обыкновенное нежелание или отсутствие профессиональных навыков.
К следственному отделу и прокуратуре района возникает ряд юридических вопросов. Как можно было согласиться с принятым решением, если сотрудник не выезжал на места происшествий для осмотра незаконно отведённых В. М. Стручаевым лесосек?
 
Он не посчитал нужным выйти с ходатайством перед своим руководством о создании следственно-оперативной группы с привлечением сотрудников оперативных и экспертно-криминалистических подразделений для эффективного сопровождения процессуальной проверки.
 
Не были опрошены в качестве свидетелей бывшие работники лесничества, которые располагают сведениями о фактах злоупотреблений, связанных не только с незаконными отводами лесосек, но и с незаконным списанием ГСМ и финансированием по другим статьям расходов.
 
А теперь главный противоречивый момент, который привёл к тому, что все труды и старания правоохранителей оказались "в корзине", и послужил основанием для принятия вот такого - в кавычках - "законного и обоснованного" решения.

 
Как мне стало известно, первоначально правоохранители направили запрос в министерство лесного хозяйства Красноярского края о предоставлении им сведений о наличии ущерба, причинённого директором Идринского лесхоза от вышеуказанной "самодеятельности" (иначе такие выкрутасы назвать нельзя).
Соответственно, получен был документ за подписью заместителя министра лесного хозяйства Д. А. Селина, в котором чётко указано, что действиями В. М. Стручаева нанесён значительный ущерб государственному лесному фонду - в размере 1 миллиона 540 тысяч 626 рублей.

 
Эта сумма была предоставлена всего по нескольким лесосекам по результатам выборочных проверок. А если поднять все незаконные акты, которые подписал за министра директор лесхоза, ущерб будет исчисляться многими миллионами рублей.

 
Вот это и должен был доказать наш следственный отдел при расследовании возбуждённого уголовного дела. Однако он выбрал другой путь - более лёгкий.
Перепроверяя полученную информацию, сотрудник следственного отдела направил повторный запрос в министерство. В итоге появился абсурдный документ с формулировкой "вероятного" ущерба, причинённого В. М. Стручаевым государственному лесному фонду.

 
Зацепившись за это, сотрудник опросил одного из специалистов министерства лесного хозяйства, который пояснил, что вероятный ущерб станет фактическим в случае признания утверждённых актов несоответствия, подписанных В. М. Стручаевым вместо министра, недействительными в судебном порядке.
 
Мудро? Даже очень. И как данные акты могут быть признанными действительными, если они утверждены лицом, не имеющим по действующему законодательству на то права?
Напрашивается ещё один вопрос. А почему следственные органы не проявили инициативу и не обратились в суд или экспертные инстанции о необходимости признания этих актов действительными или недействительными, вместо вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела?
Парадоксальная ситуация, но зато всё проще и не надо проявлять особых усилий. Но от такого поворота событий истинный восторг мог испытать только В. М. Стручаев
Я не удивлюсь, если документ о сумме ущерба за подписью заместителя министра будет "нечаянно" утрачен следственными органами, то есть его не окажется в материалах проверки. И выводы тогда примут совсем другой вектор, полностью изменится смысл.
В Красноярском крае создан прецедент для руководителей лесничеств. Теперь они сами могут подписывать любые документы, минуя министерство лесного хозяйства, и считать, что всё это законно.
Если же акты, подписанные В. М. Стручаевым, были фиктивные, то и факты отводов лесосек, заготовки древесины нужно считать незаконными. Бизнесмены-лесозаготовители спилили, продали и получили противозаконно материальную выгоду в виде конвертируемых денежных знаков, а ущерба, выходит, для государственного лесного фонда нет. И на всём этом следственным органом поставлена точка! Бред какой-то...
 
По сути, в Красноярском крае создан прецедент для руководителей лесничеств. Теперь они сами могут подписывать любые документы, минуя министерство лесного хозяйства, и считать, что всё это законно.

 
Это решение вызывает недоумение и полное несогласие как у правоохранителей, проводивших предварительную проверку, так и у общественников. Такие действия сотрудников СК подрывают доверие людей к правоохранительным органам.

 
Кроме того, мы надеялись на справедливый итог и ожидали, что виновный будет привлечён к установленной законом ответственности, но этого не произошло.
И всё-таки "проделки" бывшего теперь уже директора лесхоза В. М. Стручаева не остались без внимания и в лице главы регионального ведомства нашли должное понимание и соответствующую степень реагирования. В этом году, узнав о ситуации в Идринском лесничестве, министр лесного хозяйства края принял решение о прекращения трудовых отношений с В. М. Стручаевым.

 
Хотя тот, насколько известно, через своих покровителей в Красноярске, через главу района пытался сохранить занимаемую должность путём продления контракта.
26 апреля 2019 года руководитель ГСУ СК России по Красноярскому краю Андрей Евгеньевич Потапов проводил в Краснотуранском личный приём граждан. Общественники Идринского района подготовили и вручили ему коллективное письменное обращение, в котором отражены вышеуказанные факты, и рассказали о возможном укрытии преступления.

 
Мы очень надеялись, что руководство Главного следственного управления сможет разобраться в этой проблеме, примет законное решение и возобновит проверку.
28 мая поступил долгожданный ответ, подписанный А. Е. Потаповым, но он носит явно шаблонный характер. Нам стало понятно, что в суть дела никто и не вникал.
По моему мнению, сотрудник, которому было поручено разобраться с нашим обращением, просто скопировал выдержки из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Он даже упомянул лицо, о котором в нашем письме вообще не говорилось ни слова, и предоставил такую отписку руководителю ГСУ СК на подпись.
Соответственно, у В. М. Стручаева признаков составов должностных преступлений не установлено, как и не усмотрено оснований для отмены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

 
В практике краевого следственного ведомства были случаи, когда сотрудники вводили в заблуждение своё руководство, допуская ошибки, проводя некачественные проверки и принимая незаконные решения. Не исключаю, что в этом случае повторилась подобная ситуация.
 
Это не голословное утверждение. Приведу только один пример. Предприниматель из села Идринского Сергей Анисимов однажды обратился с заявлением о проверке законности сборов, которые установил В. М. Стручаев для лесозаготовителей за отводы лесосек. Эти "поборы" никакими условиями договора не регламентировались. Заявитель же просто хотел выяснить, законны ли такие действия.

 
Следственный комитет вынес решение об отказе, и В. М. Стручаев оказался непричастен. А позже в отношении С. Анисимова было возбуждено уголовное дело по факту якобы совершённой им незаконной рубки, осуществлённой в пределах выделенной лесосеки.

 
По условиям договора, рубка носила сплошной характер. В. М. Стручаев же предоставил в суд другой документ, свидетельствующий о выборочной рубке. Естественно, этот документ отличался по содержанию и смыслу от первоначального и послужил основанием для вынесения обвинительного приговора.

 
Предприниматель уже не один год пытается оспорить это решение в вышестоящих судебных инстанциях. Получается - одних казним, а других милуем. Только вот в нашем случае милуем за преступление.

 
В моей статье некоторые выводы, касающиеся действий сотрудников следственных органов, носят предположительный характер, но, опираясь на факты и достоверную информацию, я попытался показать всю серьёзность моментов, имеющих прямое отношение к этой истории.

 
Юрий ЮСУПОВ,
ветеран МВД, подполковник полиции в отставке.
Идринское.

Последние новости

На форум приехали более 150 представителей коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. Это участники молодежных организаций, которые сохраняют культуру, поддерживают традиции и самобытность коренных малочисленных народов и работают над улучшением их жизни.
Энвиль Касимов, главный редактор газеты «Удмуртская правда»: «195 лет назад, 16 и 17 октября (4 и 5 октября по старому стилю) 1824 года император Александр I прибыл на Ижевский оружейный завод. Его встретил двуглавый имперский орёл, расправивший крылья над заводской башней, и алебастровые российские орлы, рыцарские латы и символы победы над французами, украшающие фронтоны заводского Арсенала, хранилища ижевского оружия. Именно оно помогло российской армии за 12 лет до этого одержать победу над казавшимся всей Европе непобедимым Наполеоном».
«Тюменская область сегодня» разработала курс лекций для студентов ТюмГУ, обучающихся по направлению «Журналистика». Занятия в рамках проекта «Школа журналистики» начались 16 октября. Лекторами выступают сотрудники редакции «Тюменской области сегодня», среди которых известные писатели и журналисты Леонид Иванов и Сергей Козлов.
«Вы их сразу увидите, они самые-самые», — сказали мне у входа в зал студенты, демонстрируя плакат в поддержку полюбившихся им Андрея и Насти из Саратовской области. Остальные ребята тоже подготовили таблички, флаги и плакаты — на днях огромный Дом культуры Чувашского государственного университета имени И.Н. Ульянова в Чебоксарах был полон активных болельщиков конкурса интеллекта, творчества и спорта «Мисс и мистер Студенчество России».
В Казани на площадке КРК «Пирамида» 14 октября состоялось XIII расширенное заседание Совета по предпринимательству при Президенте РТ. Мероприятие прошло под председательством Президента Республики Татарстан Рустама Минниханова.
Архив новостей





АРС-ПРЕСС О воде земле и небе Текстовые миры Рунета