Арс-Пресс
21.10.2019, 19:18

Кто готовил к полету в космос первый звездный состав

 

Имена покорителей космоса – выходцев с Алтая, таких как Титов и Лазарев, мы вспоминаем всякий раз накануне 12 апреля. Сегодня «АП» расскажет о выпускнике Михайловской средней школы Владимире Лебедеве, отце космической психологии, готовившем к полетам первый состав «звездного отряда».

Он никуда не летал,  но без него мир не услышал бы 58 лет назад знаменитое «поехали!». В этом году врач и ученый отметил бы свое 90-летие.

Переселенцы

Не осталось уже в райцентре Михайловское никого, увы, кто был лично знаком с семьей Лебедевых. Но есть документальные источники…

Меньше стало белых пятен в судьбе Лебедева благодаря исследовательской работе выпускника михайловской средней школы № 1 Никиты Ходыкина, одного из воспитанников учителя истории Любови Свистуновой.

А Геннадий Шеваров, екатеринбуржец, режиссер и кинодокументалист, нашел в своем архиве и прислал свою статью, опубликованную в «АП» 11 июля 1968 года. В 60-е годы он работал на Алтае и в одной из командировок побывал у родителей Владимира Ивановича в Малиновом Озере Михайловского района.

На Алтай Лебедевы переехали с Волги за год до начала Великой Отечественной по направлению лесного ведомства. У Ивана Васильевича и Евдокии Митрофановны было четверо детей. Журналист Шеваров рассказывает о судьбе каждого из них. Старший, Саша, служил в армии с 39-го, младшие, Леня, Ира и Володя, учились в школе. В 1943-м на Александра, военного летчика, пришла похоронка. Мать, не выдержав горя, тяжко заболела. Тогда-то и проявился впервые необычный талант младшего сына. Стоило мальчику положить руки на голову матери, как боли уходили… Она не знала еще, что будет гордиться своим Володькой, что станет он другом космонавта номер один. А когда Юрий Алексеевич погибнет, Евдокия Митрофановна скажет: «Я словно второго сына потеряла».

«Невольник чести»

Одноклассник Владимира Лебедева Василий Бочаров – отец Ванды Ярмолинской, руководителя общественной организации «Польский дом», известной на Алтае певицы. Когда началась война, друзья учились в шестом классе. Ванда Васильевна помнит папины рассказы о том, каким шебутным был Володя в детстве, как проводил свои первые гипнотические опыты.

Однажды сказал пожилой женщине: «Бабушка, смотри, в колодце черт сидит». Та, заглянув внутрь, ужаснулась. Но мальчик, глядя ей в глаза, тут же ее «раскодировал»: «Там нет ничего». Она перекрестилась: а ведь и впрямь пусто в темной глубине...

Один из ровесников Володи мечтал научиться играть на балалайке. Юный гипнотизер дал ему облезлый веник со словами: «Вот тебе инструмент». Подросток, не обращая внимания на недоумение родителей, после ужина сел «играть» и даже музыку, говорят, слышал.

Как-то, уже в старших классах, парень не выучил урок по географии. Как назло, именно его к доске и вызвали. Призвав на помощь свой дар, он с умным видом водил указкой по карте, декламируя: «Погиб поэт, невольник чести…» Учитель поставил ему пятерку, но, узнав о розыгрыше,  рассердился и стал лепить подростку «неуды» по поводу и без. Тот в долгу не остался. На новогоднем вечере «магией» заставил педагога раздеться до исподнего и в таком виде исполнить пляску папуасов. После этого случая директор вызвал учащегося Лебедева в свой кабинет и взял с него расписку, что тот не будет применять в школе свои способности...

Когда закончилась война, Василию Бочарову и Володе Лебедеву исполнилось по семнадцать. Каждый выбрал свой путь. Первый остался на Алтае, окончил сельхозинститут, стал ученым, преподавателем, со временем – проректором АСХИ. Второй, еще школьником изучив по книгам технику гипноза, уехал учиться на врача. Жизнь развела их на долгие двадцать лет.

Дорога звездолётчику

Владимир Лебедев, окончив военно-морской факультет 1-го Ленинградского мединститута, служил врачом на подлодках, готовил водолазов, участвовал в послевоенном разминировании акватории Кронштадта. И публиковал статьи по гипносуггестии, первые на прорывных направлениях медицины. Во время службы на флоте он так же впервые оперировал в условиях глубоководных автономок. Как-то ему пришлось удалять моряку воспалившийся аппендикс, используя вместо наркоза гипноз. Боли пациент не почувствовал.

В подводных походах врач-ученый изучал влияние на моряков факторов риска – постоянной опасности,  замкнутого пространства, невозможности выхода во внешний мир. Эти исследования пригодились в подготовке полета человека в космос. Ведь там, в запредельных высях, условия схожие – та же хрупкость охраняющих экипаж оболочек корабля.

В 1960-м Лебедев возглавил медико-психологический отдел Центра подготовки космонавтов, с тех пор они не расставались с Юрием Гагариным до самой его смерти. До полета 12 апреля 1961 года никто на Земле не знал, что ждет человека ТАМ… А после в соавторстве с Юрием Алексеевичем Владимир Иванович написал книгу «Психология и космос». Она стала прижизненным завещанием космонавта № 1. Свою авторскую подпись на верстке, уходившей в печать, Гагарин поставил 25 марта 1968 года. Через день он погиб во время учебно-тренировочного полета...

В этой книге он сообщает, как основательно готовил его к полету Владимир Лебедев: «Писали, никто не в состоянии предсказать влияние космического пространства на организм. Известно было одно – человек в космосе ощутит скуку и одиночество. Нет, я не ощущал скуки, не был одинок».

Но предстояло еще ответить на вопрос о реакциях измененного в замкнутом пространстве сознания, завесу тайны приоткрыла дублер Валентины Терешковой, описав свои ощущения в сурдокамере, где радиосвязь с внешним миром есть, но односторонняя, безответная: «Как дорога будет звездолетчику тоненькая ниточка, связывающая его с Землей, – радио! Как он будет напряженно вслушиваться в замирающие звуки, с какой грустью думать, что оставшиеся имеют под ногами Землю, они вместе, им ничто не грозит! Если я еще сидя на Земле почувствовала это, то там все это будет в миллион раз сильнее».

Алтай и космос

Владимир Иванович все испытывал на себе. Вместе с космонавтами крутился в центрифуге, летал в высотных лабораториях, прыгал с парашютом.

Когда Гагарина не стало, он внезапно вернулся на Алтай и три года прожил здесь, не распространяясь о причинах. В интервью михайловской газете «Сельская правда», опубликованном в те годы, подполковник медицинской службы Лебедев сказал: «В космонавтике наметился кризис. Американцы начали опережать нас в лунной программе. Мы это понимали, но ошибочно видели причину не в системе, а в конкретных лицах. Я высказывался открыто. Пока был жив Гагарин, меня не трогали. Но когда его не стало, меня, как человека, доставлявшего немало неприятностей руководителям космоса того времени, убрали».

Эту версию подтвердила Ванда Ярмолинская:

– После гибели Гагарина дядя Володя попал в опалу. Он жил у нас в доме с 1967 по 1969 год. Я маленькой была, но помню этого доброго человека яркой внешности, с черными глазами и волосами. Он постоянно что-то писал. Родители рассказывали, что Владимир Иванович, уже известный профессор психологии, преподавал в Барнаульском военном училище летчиков на первой в стране кафедре психологической подготовки летчиков. Семья его при этом оставалась в Звездном городке. Психология управления тогда была еще направлением неизвестным, полулегальным. Отец бывал по служебным делам в Москве, иногда брал меня с собой. Там мы останавливались у Лебедевых, в Звездном городке, в доме космонавтов. Я и сейчас храню их автографы. А в семейной библиотеке есть книги с подписями авторов.

По словам собеседницы, вернувшись в Москву в 1970-м, Лебедев преподавал в сельскохозяйственной академии Тимирязева свою любимую психологию управления. Этому способствовал друг детства Василий Бочаров.

С лекциями в конце ХХ века Владимир Иванович объездил полмира, лечил людей, страдающих психогенными расстройствами, заиканием, например, и очень критично относился в 90-е к «целителям» Чумаку и Кашпировскому.

Как дружили отцы, так дружат сегодня их дети, жительница Барнаула Ванда Ярмолинская и москвичи Татьяна и Андрей, ставшие врачами по примеру своего папы. Тема «Алтай и космос» продолжается.

Редакция «АП» благодарит за помощь в подготовке публикации Ванду Ярмолинскую, Геннадия Шеварова, Любовь Свистунову.

Справка
Владимир Лебедев (1929 – 2004) – основатель космической психологии. Возглавлял отдел медико-психологической подготовки Центра подготовки космонавтов, кафедру психологии управления Всероссийской высшей школы АПК, научно-практический центр медпсихологии Минздрава России. Написал десять книг, в том числе в соавторстве с Юрием Гагариным и Алексеем Леоновым.

Последние новости

Серьёзная литература сегодня может прятаться и в жанре детектива, авантюрного романа, и в дамских покетбуках. Современный роман представляет собой синтетическое единство, где есть место и психологической драме, и философии, и географии, и даже выходам на нон-фикшн. Мы читаем комикс и понимаем, что в нём нам говорят о самых серьёзных вещах, открываем повесть и узнаём, что она построена на реальных семейных дневниках, но эти дневники – большое философское чтение. Литература меняется, трансформируется и мигрирует, роман уже не укладывается в привычные нам рамки жанров. О том, какое чтение ждёт нас в будущем, рассказал глава издательства Ad Marginem Александр Иванов.
Ребятам предстоит пофантазировать на тему новогоднего праздника победного 1945 года. Конкурс приурочен к 75-летию первой фронтовой Елки Победы.
Стихийные свалки – бич современного общества, и если вопрос безопасного уничтожения коммунального мусора сдвинулся с мертвой точки, то проблема утилизации отходов I и II классов, содержащих высокоопасные вещества, стоит по-прежнему остро.
15 необычных женских портретов стали результатом реализации проекта кемеровских фотографов Дмитрия Верфеля и Максима Иванова «Вопреки». Каждая из героинь этой серии снимков прекрасна по-своему, но есть общее, что объединяет всех: это горящие глаза, оптимизм и… диагноз «онкология».
Как важен был и для рядовых солдат, и для их командиров факт перехода границы Восточной Пруссии! Каждый понимал: вот оно, вражье логово. Еще немного, и добьем лютого зверя. Но бои в Прибалтике становились все ожесточеннее. Длиннее становились сводки Советского Информбюро. Трудно, с потерями, далось и освобождение столицы Советской Латвии — Риги. И вот первые подразделения Красной Армии вступили в Восточную Пруссию…
Архив новостей





АРС-ПРЕСС О воде земле и небе Текстовые миры Рунета